Балдинская осень в ОИЯИ


https://www.youtube.com/jinrtv

Международный семинар по проблемам физики высоких энергий, который раз в два года проходит в Объединенном институте ядерных исследований,  имеет неофициальное название «Балдинская осень». А официальное  — Балдинский  семинар «Релятивистская ядерная физика и квантовая хромодинамика».  Этот семинар пользуется большой популярностью,  потому что доклады ученых касаются как теоретической физики, так и экспериментальной, а также прикладных направлений исследований. В 2014  году было 200 участников,  в 2016 —  240, в  2018 семинар объединил почти 270 человек из 22 стран мира. В его программе около 200 докладов по самым актуальным проблемам физики высоких энергий, представлены результаты исследований практически всех крупных физических мировых центров.

Валерий Буров, сопредседатель семинара начальник сектора Лаборатории теоретической физики ОИЯИ: «Наш семинар имеет высокую оценку среди мирового сообщества. Более того, IUPAP – союз чистой и прикладной физики при ЮНЕСКО  очень высоко ценит наш семинар. Практически обо всех крупных экспериментах, которые проводятся в мире, будут обзорные доклады. Таким образом, участники семинара смогут  получить  полное представление о нынешнем состоянии физики высоких энергий. Надо сказать, что этот семинар сейчас разросся – список участников 262 человека. Из них каждый третий – молодой ученый, что очень важно».

Первый Балдинский семинар состоялся в 1969 году. Директор ОИЯИ  академик Виктор Матвеев — один из тех, кто участвовал в том семинаре почти полвека назад.

Виктор Матвеев, академик РАН, директор Объединенного института ядерных исследований: «24-й семинар мы проводим, и надо сказать, что он приобретает новые черты — прибавляются  молодые люди, которых привлекают наши проекты».

Среди участников конференции — аспиранты, которых интересует физика высоких энергий. Они  получают в Лабораториях ОИЯИ экспериментальные данные, и затем их обрабатывают.

Сусанна Гагинян, участница Балдинского семинара (Армения): «Я — аспирант, занимаюсь физикой, делаю эксперименты в Дубне, а вычисления делаю в Армении».

Роберт  Голомб, участник Балдинского семинара (Чехия): «Я — физик-ядерщик, моя работа заключается в спектрометрии. Ядерщики идут туда, где есть ускорители».

Валерий Буров, сопредседатель семинара начальник сектора Лаборатории теоретической физики ОИЯИ: «Мы впервые заговорили  на этих семинарах о релятивистской ядерной физике, это было сделано А.М. Балдиным. Два или три семинара были посвящены  впервые именно этой теме, затем исследовали мультикварковые  взаимодействия, мультикварковые системы, которые до сих пор  являются горячей проблемой релятивистской ядерной физики».

Семинар называется «Релятивистская ядерная физика и квантовая хромодинамика».  Квантовая хромодинамика — это калибровочная теория квантовых полей, описывающая сильное взаимодействие элементарных частиц.   Релятивистская ядерная физика – это направление, которое родилось в Дубне, а затем стало  развиваться в крупных научных центрах мира. Как объяснял сам академик Балдин — это область явлений, в которой частицы, составляющие ядерную материю, движутся со скоростью света. Возникают совершенно новые представления о ядерной физике, о её, так называемой, кварковой структуре, что имеет значение для понимания процессов внутри звёзд, происхождения Вселенной. Формулировать и изучать такие представления можно только на  ускорителях, способных ускорять атомные ядра до скорости близкой к скорости света. Для этого пришлось сначала модернизировать синхрофазотрон, а затем построить нуклотрон, основанный на новых технологиях.

Если на  предыдущих Балдинских семинарах рассматривали только  проект  сооружения  коллайдера тяжелый ионов NICA (это то, о чем мечтал  Александр Михайлович Балдин), то сегодня проект успешно воплощается в жизнь.

Антон Балдин, начальник сектора Лаборатории физики высоких энергий ОИЯИ, сын академика А.М. Балдина: «Мероприятие интересное, особенно в преддверии запуска коллайдера NICA. Вообще, мой папа здорово опередил время. Сам проект был раньше уже сделан. Но тогда не было ни денег, ни ресурсов, но в планах существовал такой проект. Сама область энергий, которая будет на колайдере NICA и на нуклотроне – это, собственно говоря, его основные идеи были, в том, что здесь  самый  большой потенциал открытий».

Модернизированный ускоритель Нуклотрон, работающий в ОИЯИ с 1993 года, стал основой для мега-проекта NICA, который реализуется в Лаборатории физики высоких энергий ОИЯИ. NICA позволит изучить взаимодействия пучков самых разных частиц: от протонов и поляризованных дейтронов – до массивных ионов золота. Тяжелые ионы планируется разгонять до энергий 4,5 ГэВ, протоны – до 12,6 ГэВ на нуклон в системе центра масс.

Валерий Буров,  сопредседатель семинара начальник сектора Лаборатории теоретической физики ОИЯИ: «NICA  не на пустом месте  выросла, она выросла на базе нуклотрона.  Нуклотрон был  создан под руководством Александра Михайловича Балдина и Александра Ивановича Малахова, который является сопредседателем оргкомитета. Очень трудные 90-е годы, когда не было денег, было очень сложно.  Но он был сделан, заработал.  Потом в двухтысячных годах его остановили для того, чтобы начать работу  уже над проектом NICA. Нуклотрон будет  как бы базовый ускоритель для NICA. Проект NICA начал привлекать сюда больше людей, потому что все ожидают первых результатов и готовятся к этому – и теоретики, и экспериментаторы, довольно много новых технологий».

Виктор Матвеев, академик РАН, директор Объединенного института ядерных исследований: «Когда мы говорим об Александре Балдине, то не можем не сказать, что с его именем связана  Лаборатория, нельзя забывать и о Владимире Векслере. Они двое внесли большой вклад в развитие физики высоких энергий в мире, и конкретно — в создание этой Лаборатории,  в направление науки, опирающейся на самые современные ускорители.  Александр Михайлович – человек, который обладал  совершенно необыкновенным свойством. Он всегда смотрел на суть явления – и как естествоиспытатель, и как  философ. Он соединил в себе подходы и  теоретика, который смотрит на все явления, исходя из важнейших основных принципов теории, и  экспериментатора. Он обладал способностью смотреть на явления в целом. Александр Михайлович Балдин явился  одним из инициаторов создания  первого в Европе сверхпроводящего ускорителя тяжелых ионов. Он воспитал очень много учеников, которых он вдохновил своими идеями, глубоким подходом к анализу сложных и очень богатых по своей сути явлений, где необходимо при анализе, например,  процессов, в которых участвуют ядра, учитывать степени свободы кварков, глюонов. Балдинский семинар посвящен не просто анализу уже имеющихся результатов, но и дальнейшему развитию физики элементарных частиц, где соединяются в общем понимании этих процессов и физика частиц, и физика ядра, и космология, и астрофизика».

Валерий Буров, сопредседатель семинара начальник сектора Лаборатории теоретической физики ОИЯИ: «Здесь во все времена  делалась физика передовая и выходила за пределы обычной физики. В этом интерес  к релятивистской ядерной физике – что она находится за пределами обычных теорий и методов. Эта физика может пролить свет на процессы, происходящие в астрофизике, в частности в нейтронных звездах.  Очень многие вопросы будут посвящены  релятивистской ядерной физике, исследованию необычных свойств, скажем, поиску горячих плотных состояний в ядерных столкновениях. В свое время на нуклотроне и на синхрофазотроне в ОИЯИ  были проведены пионерские работы, как раз под руководством Александра Михайловича  по исследованию кумулятивных процессов.  Они открыли новую веху  в становлении  релятивистской ядерной физики. И дали толчок огромному  количеству исследований — как теоретических,  так и экспериментальных».

Антон Балдин, начальник сектора Лаборатории физики высоких энергий ОИЯИ, сын академика А.М. Балдин: «Я буду делать доклад о развитии его идей — в том плане, что можно померить нового на коллайдере NICA по сравнению с тем, что делается в мире. Он когда-то предсказал, что мир  все равно придет к этой энергии. Его работы остаются актуальными.

Эта область  энергий  не описывается современной ядерной физикой, на эту область энергии теории нет, есть только набор моделей и все. А она не просто востребована, но еще и доступна для технологических приложений. Эти энергии вполне доступны в ядерной энергетике и т.д.».

Специалисты из ведущих научных центров, таких как ОИЯИ, ЦЕРН, ГСИ (Германия), БНЛ (США) и других представили на Балдинском семинаре доклады о теоретических и экспериментальных достижениях в релятивистской ядерной физике. В области физики высоких энергий, как правило, работают крупные экспериментальные коллаборации. Так будет и в мега-проекте NICA.

Научно-информационный отдел ОИЯИ, 2018

Редактор портала: Инна ОРЛОВА
Видео: Евгений ГОРЯЧКИН

http://www.jinr.ru

http://www1.jinr.ru/News/Jinrnews_rus.html