Релятивистский характер и фундаментальная длина  Владимира Кадышевского — к 80-летию академика


https://www.youtube.com/jinrtv

В мае 2017 года выдающемуся российскому ученому и организатору науки академику Владимиру Георгиевичу Кадышевскому исполнилось бы 80 лет. Вся его жизнь была неразрывно связана с Объединенным институтом ядерных исследований, и в первую очередь – с Лабораторией теоретической физики имени Н.Н. Боголюбова. Отмечать памятную дату в  Лаборатории начали с открытия мемориальной доски у двери в кабинет 436, где  работал Владимир Георгиевич Кадышевский, а продолжили —  на научном семинаре, в котором приняли участие  коллеги, друзья, ученики, родные и близкие ученого.

Татьяна Кадышевская-Рыбникова, дочь Владимира Кадышевского: «Когда папы не стало, в Дубну мне приезжать тяжело. Но  когда я оказалась сегодня здесь, в ОИЯИ, и увидела замечательную церемонию — мемориальную доску, его кабинет, где на доске  его почерком  написано все то, что для него было важно, меня захлестнула  волна глубокого тепла. Наверное, мне сейчас будет  приезжать сюда легче. Я благодарю Институт за память».

Интерес Владимира Кадышевского к теоретической физике проявился еще  на первых курсах Московского государственного университета имени Ломоносова. В  1959 году его дипломная работа называлась «О спектре масс и фундаментальной длине в теории поля».   Кадышевский со студенческих лет любил романтизировать физику:  фундаментальная длина, пятимерие…

Михаил Волков, главный научный сотрудник ЛТФ ОИЯИ, друг Владимира Кадышевского: «Он мечтал не просто изучать физику, математику, которые на высоком уровне давались в Университете, он любил  романтизировать физику: «Вот здесь не все еще открыто,  нужно не просто изучать, а постараться найти что-то такое, чего еще не сделано — крупные  какие-то вещи. В физике известна скорость света, постоянная Планка, но что-то еще должно быть, то, что еще не открыто, и чем надо  заняться, чему надо посвятить свою жизнь.   Вот, например, фундаментальная длина —  у него была идея. Это еще не открыто, и наверняка, если этим заняться как следует, и всю свою жизнь посвятить этому, то не жалко использовать ради этого все свое время». И вот этим он занимался. А  еще пятимерие и  другие подходы.  То есть стремился не просто изучать стандартную программу, которая была в Университете довольно насыщенная и большая, а при этом еще и находить возможность посещать нестандартные  семинары, например,  Ландау «Физические проблемы». Это было для больших ученых, а не для студентов, мы с ним ходили на эти семинары. Кадышевский имел контакты с  крупнейшими академиками – и с Боголюбовым, и с Таммом. Тамма он настолько увлек, что тот был  оппонентом на его кандидатской диссертации, которую он защищал в Дубне. В Дубну приезжал Тамм — крупнейший академик, величина такая! И как раз по поводу фундаментальной длины. Кадышевский — это была очень увлекающаяся натура».

О многом говорит тот факт, что  сам Тамм Игорь Евгееньевич,  лауреат Нобелевской премии по физике,  приезжал в Дубну за защиту кандидатской диссертации Владимира Кадышевского. В 1962 г. Кадышевский был принят на работу в Лабораторию теоретической физики ОИЯИ. В Объединенном институте с его именем  связана релятивистская формулировка квантовой теории поля в квантованном пространстве-времени. Тема его докторской диссертации — «Исследования по релятивистской проблеме двух тел».

Удивительный факт – рецензентом дипломной работы Кадышевского в 1959 году  «О спектре масс и фундаментальной длине в квантовой теории поля» (она завоевала 1-е место и была удостоена медали Министерства высшего образования СССР на Всесоюзном конкурсе студенческих работ),   был  Моисей Александрович Марков. А  в 2017 году  имена этих  ученых —  рядом   на мемориальной доске кабинета 436 Лаборатории теоретической физики. И  не мене удивительная история —  дипломная работа Владимиром Кадышеским выполнена под руководством Дмитрия Владимировича Ширкова, а научный руководитель кандидатской диссертации  «Некоторые вопросы квантования пространства-времени» —  Николай Николаевич  Боголюбов. Но еще будучи студентом Кадышевский зачитывался книгой этих авторов – Боголюбова и Ширкова «Введение в квантовую теорию поля» — причем буквально в рукописи.

Михаил Волков, главный научный сотрудник  ЛТФ ОИЯИ, друг Владимира Кадышевского: «В то время еще только она была на машинке напечатана, еще не была издана. (В 1958 году вышла). Он настолько меня этим увлек, что я за летние каникулы между 4 и 5 курсом эту книжку изучил (она только вышла, а  перед этим читали в рукописях). И когда  приехали  в начале учебного года в Математический институт имени Стеклова, мы с ним сдали эти экзамены (по три главы три экзамена), настолько хорошо уже знали «Введение в квантовую теорию поля». Я был Сталинским стипендиатом,  мог  выбирать лекции, на квантовую теорию поля — даже не ходили».

Физик-теоретик, специалист в области теории элементарных частиц и физики высоких энергий, академик Российской академии наук, член Президиума РАН, он  был Иностранным членом Болгарской академии наук, Индийской национальной академии наук. Почётный член Академии наук Молдавии, а еще — заведующий кафедрой «Физика элементарных частиц» физического факультета МГУ. В 70-х годах возглавлял группу советских физиков, работавших в Фермилабе,  в 80-х  направлял деятельность учёных из ОИЯИ в эксперименте DELPHI на ускорителе LEP в ЦЕРНе. Директор Лаборатории теоретической физики ОИЯИ (1987—1992). Директор ОИЯИ (1992—2005). Научный руководитель Объединенного института ядерных исследований с 2006 года. Преданность науке, целеустремленность, исключительная работоспособность — эти качества сочетались в нем с прирожденной интеллигентностью, добротой, теплым и внимательным отношением к людям.

Виктор Матвеев, академик РАН, директор Объединенного института ядерных исследований: «Этот человек был очень живой, яркий, очень сильный и очень красивый. Как может быть красивой крупная личность. Я думаю, что все, кто приехали на этот памятный семинар, остались под впечатлением. В их душах ожили воспоминания. Прав  был Владимир Георгиевич, когда  говорил, что за своих учителей, за ближайших друзей, если их даже нет с нами,  можно сказать тост как за живых. И пока память о Владимире Георгиевиче с нами жива – и он с нами.  Сегодня большой день, который мы межу собой называем  День Владимира Георгиевича – день нашего друга, товарища и коллеги, человека, который вложил  всю свою жизнь в жизнь Института и в самые трудные времена выводил его на самый высокий уровень».

Владимир Кадышевский имел главное качество своего характера —  умел мобилизовать все свои силы, чтобы помочь преодолеть трудности. Это касается и Института (во многом огромными стараниями Владимира Георгиевича на посту директора ОИЯИ в трудные 90-е годы удалось сохранить институт во всей его славе международного научного центра), и конкретных людей. Известный композитор, народный артист Российской Федерации автор музыки к рок-операм «Юнона и Авось», «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» Алексей Рыбников, который приехал на памятные торжества вместе с супругой Татьяной Кадышевской-Рыбниковой, говорит, что он благодарен судьбе за то, что Владимир  Георгиевич  был в его жизни. Разговоры с академиком повлияли на его мировоззрение  и даже на творчество. «Я много написал под впечатлением разговоров с ним», — признается композитор.

Алексей Рыбников, композитор, народный артист РФ: «То, что в моей жизни появился такой человек, как Владимир Георгиевич Кадышевский, я считаю подарком судьбы. По человеку мы судим не потому, что он академик, а просто какой он человек.  Это изумительный совершенно был человек, интеллигентнейший, очень тонкий человек. И для меня важно, что он  умел чувствовать и ценить музыку. И это было его  любимое хобби – музыка. Он играл и на скрипке, и на мандолине. А потом из разговоров наших, которых было  очень много, на тему мироздания, Вселенной, мироустройства, он мне открыл мир  с совершенно другой стороны, с которой музыкантам редко  удается открыть – мир с  точки зрения физика-теоретика. Оказалось, что законы в общем-то, одинаковы. И для музыки, и физические законы построения Вселенной – они одинаковы. Это очень повлияло  на мое  мышление и на мое творчество.  Я много написал под впечатлением  разговоров с ним.  И то, что он умел ко всему относиться  с совершенно открытым разумом – это очень важно  для ученого, потому что ученый часто бывает закрытым, сознание сосредоточено на том, что он делает. А он умел открыто смотреть на мир, очень широко. Есть такое понятие – синергия, то есть он умел одинаково  понимать  важность и музыки, и физических процессов. И это объединенный такой взгляд на мир для меня тоже был очень важен.  Человек для меня открыл какие-то совершенно новые  горизонты мышления, за что я ему  бесконечно благодарен. И кроме этого, он подарил мне такое тепло душевное. Я своей жене Татьяне говорю, что ушел не просто человек,  родственник, а огромный кусок любви. Он нас так любил, и так была важна поддержка жизненная. (А жизнь часто бьет и очень сильно).  Когда чувствуешь — есть человек у тебя, опора, человек, который любит, помогает, поддерживает – это бесценно. Нам его страшно не хватает».

Татьяна Кадышевская-Рыбникова, дочь Владимира  Кадышевского: «Папа и Дубна – для меня эти две вещи неразделимы. Меня сюда привезли совсем маленькой из Москвы, и каждый год несколько месяцев  я здесь проводила.  Сначала мы жили на улице Мира, потом переехали на Векслера.  Все было настолько изумительно – летом, зимой, осенью, весной – это было отдохновение после Москвы».

В.Г.Кадышевский родился в Москве, с 1946 по 1954 гг. учился в Свердловском суворовском военном училище, которое кончил  с золотой медалью. Но военная карьера была не для него, его ждала наука, он поступил на физический факультет МГУ, нарушив правила Суворовского училища. И вся его дальнейшая жизнь шла скорее вопреки правил, он часто принимал нестандартные решения.

Михаил Волков, главный научный сотрудник  ЛТФ ОИЯИ, друг Владимира Кадышевского: «Одно из ярких воспоминаний, это как он рассказывал мне о том, как он сбежал из Суворовского училища. Это было не просто — он обязан был поступить в военное училище. Только благодаря очень хорошему  отношению их офицера, ему удалось получить паспорт и с этим паспортом буквально бежать оттуда в МГУ, успеть подать документы и поступить».

Пройдет время, и Владимир Георгиевич Кадышевский станет  крупным специалистом в области теории элементарных частиц и физики высоких энергий, которому присущи постоянный интерес к самым узловым и принципиальным проблемам физики, нестандартные приемы исследований и богатая интуиция.

Все факты биографии собраны в книге. К юбилею ученого

при содействии Объединенного института ядерных исследований в издательстве РМК вышла из печати книга-альбом «Академик Владимир Георгиевич Кадышевский», на его страницах представлены фотографии и документы из архива ОИЯИ, из личных архивов.

Борис Старченко, пресс-секретарь ОИЯИ: «Когда начали делать этот фотоальбом, задача наша была в том, чтобы показать через судьбу Владимира Георгиевича  жизнь нашего Института. Институт совместно с ЦЕРНом  выдвигался  на Нобелевскую премию мира. Хотя это и не удалось, но он был во главе этого движения».

Кавалер ордена Дружбы народов,  ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени, орден Почёта. По инициативе Владимира Георгиевича Кадышевского в 1994 г. в Дубне был открыт новый Университет, получивший наименование Международный университет природы, общества и человека «Дубна». Владимир Георгиевич являлся его президентом. В последние годы В.Г.Кадышевским был развит новый геометрический подход к описанию электрослабых взаимодействий за пределами Стандартной модели, в рамках которого сделан ряд интересных экспериментальных предсказаний.

Редактор портала: Инна ОРЛОВА
Видеограф: Евгений ГОРЯЧКИН
Музыка: Алексей РЫБНИКОВ

http://www.jinr.ru

http://www1.jinr.ru/News/Jinrnews_rus.html