Две бесконечности Ширкова

http://www.youtube.com/user/jinrtv

О масштабе незаурядной личности Дмитрий Васильевича Ширкова много будет написано воспоминаний. И не только потому, что он был выдающимся ученым — всемирно известным  физиком-теоретиком, основателем научной школы. В памяти всех, кто его знал, он навсегда останется жизнелюбивым, страстно преданным науке человеком и большим оригиналом. Даже название мемориального семинара, который состоялся в Лаборатории теоретической физики ОИЯИ в день 88-летия со Дня  его рождения,  принадлежит самому Дмитрию Васильевичу — «Две бесконечности Ширкова». А ведь это две восьмерки, повернутые на 90 градусов, они и образуют два знака бесконечности. Это было вполне в  стиле Ширкова. «Это отображает его дух», — говорят коллеги.

Дмитрий Казаков, главный научный сотрудник Лаборатории теоретической физики ОИЯИ: «Я думаю, он рассчитывал, что доживет до 88 лет. И, поскольку он любил такие «фокусы», эти две бесконечности (восемьдесят восемь — такие ассоциации были), Он об этом думал, он вообще был неординарный человек — мог сказать: «Давайте не будем праздновать 90 лет, а давайте отметим 88, потому что это две бесконечности».

Дмитрий Казаков рассказал еще один уникальный случай, связанный с перевернутым знаком, вернее буквой японского алфавита, на использовании которой в уравнениях (при неизбежных трудностях при ее печати) настоял Дмитрий Ширков.

Дмитрий Казаков, главный научный сотрудник Лаборатории теоретической физики ОИЯИ: «Когда мы занимались вычислениями  с Дмитрием Васильевичем в теориях с калибровочными полями, с полями материи, то там возникало много разных параметров, (Были общепринятые параметры, которые обычно используют). Эти параметры иногда перекрывались одни с другими, и нам понадобилось ввести какую-то новую букву в наши уравнения. И вот в поисках этой буквы Дмитрий Васильевич  предложил использовать японскую букву в честь японского физика Юкавы, поскольку то взаимодействие, которое мы обсуждали, называется взаимодействием Юкавы. Дмитрий Васильевич  предложил: «Давайте мы возьмем первую букву из фамилии Юкавы. И в честь него назвали этот параметр. Но он предложил взять это не из  английского написания фамилии Юкавы, не из русского написания, а из японского.  Мы обратились к японскому алфавиту (там есть два вида алфавита,  плюс еще иероглифы).  Мы искали, как на японском языке может писаться фамилия Юкавы. Не исключено, что  мы в этом деле и ошибались, потому что никто точно не знал, как правильно пишется Юкава. Тем не менее, мы написали  один из вариантов – первую букву. Но поскольку в то время  формулы вписывались от руки, то нам можно было довольно легко воспроизвести эту букву (не кисточкой, а пером). А дальше возникла любопытная ситуация, потому что после этого статья посылалась в журнал. А в журнале от руки ничего вписать было нельзя, Нужно было найти  какую-то типографскую букву, чтобы это напечатать. Это создало  проблему. Если бы не Дмитрий Васильевич, нам бы отказали в такой возможности. Но поскольку Дмитрий Васильевич был членом редколлегии, с ним не могли так поступить. Он стал предлагать, как можно было имеющимися средствами воспроизвести японскую букву. Предложил вариант — надо взять греческую букву  ταυ (тау), перевернуть ее вверх ногами, отразить слева направо — и будет примерно то, что соответствует японской букве «Ю». Так было сделано, и в нашей статье появилась японская буква «Ю» — в честь Юкавы для обозначения взаимодействий».

Дмитрий Васильевич Ширков вошел в большую науку прямо со студенческой скамьи, окончив физический факультет МГУ в 1949 году. В 1950-м  — вместе с группой своего научного руководителя академика Николая Николаевича Боголюбова он был переведен в секретный Арзамас-16,  для работы в Атомном проекте.  В 1954 году получил ученую степень кандидата физико-математических наук. В 1958 году он стал лауреатом Ленинской премии и доктором физико-математических наук. А ведь ему было всего 30 лет! Однажды на просьбу журналистов вспомнить яркие эпизоды той поры, он надолго задумался, а затем ответил: «В молодости была молодость». И это состояние души он сохранял на протяжении всей жизни.

Петр Ширков, сын академика Дмитрия Ширкова, директор филиала «Дмитров» университета «Дубна»: «Такой парадокс совершенно фантастический. Как оно проявлялось – состояние молодости? Пожалуйста – один из эпизодов. Когда мы жили в Новосибирске, в Академгородке, по инициативе Михаила Лаврентьева проводилась спартакиада среди детей. Михаил Алексеевич открывал ее выстрелом из пушки. И все его молодые коллеги-соратники помогали проводить  соревнования, В итоге мы регулярно, примерно раз в месяц, стали проводить футбольные матчи  —пионеры против пенсионеров. «Пенсионерами» были будущие академики – Скринский, Марчук, Байер, Ширков, Сагдеев, а пионерами были дети. Вот – проявление молодости, пожалуйста. Вот еще замечательное проявление молодости – на фотографиях – в шляпах, например. Сюжет со шляпами – его проказы такие продолжались очень долго».

Такой был образ жизни у Дмитрия Васильевича, — говорит его сын Петр. И вместе с тем, он был уникальный человек, мог одновременно думать о научной проблеме и решать шахматную задачу.

Петр Ширков, сын академика Дмитрия Ширкова, директор филиала «Дмитров» университета «Дубна»: «Пример приведу – в Новосибирске в соседнем коттедже жил Лев Васильевич Овсянников – известный ученый. Они с папой были друзьями, вместе наукой занимались – с Сарова.  И оба были страстные любители шахмат.  Причем, Лев Васильевич  играл достаточно сильно.  Папа  играл слабее. Два великих ученых прогуливаются, рассуждают о высоких материях, и тут вдруг такие фразы: «Конь f6 g4».  «У тебя на f6 коня нет, он стоит на f5».  «А, извини, ошибся». То есть они, обсуждая научные проблемы, параллельно вслепую играли в шахматы».

В 1960 году на десять лет Дмитрий Васильевич Ширков уехал в новосибирский Академгородок –  в Институт математики Сибирского отделения АН СССР.  Один из  первых учеников академика Ширкова профессор Илья Гинзбург из Института математики  принял участие в мемориальном семинаре. Он вышел на прямую связь из Новосибирска. А в зале  были коллеги и члены семьи Дмитрия Широкова.

Григорий Ширков, сын академика Дмитрия Ширкова, член-корреспондент РАН, главный инженер ОИЯИ: «То, что существует такая семья, это, конечно, заслуга и отца, и матери. Отец идейно это дело возглавлял. То, что мы от него получили – и я, и брат, и сестра – это закладывалось с детства. Несмотря на то, что он был человек занятой и во всех проектах участвовал, начиная с Сарова (Арзамас), в Дубне, в Москве, в Новосибирске и других местах, тем не менее, роль его в семье была очень высока. Он всегда находил время, были какие-то идеи, соревнования, очень много спорта было. Но при  этом тылы семьи обеспечивала мама. И вот это сочетание идейной  целеустремленности (папа – генератор идей), и домашний уют – это всегда в нашей семье присутствовало. У нас сейчас 30 человек фактически семья с внуками, женами внуков, с нашими женами, правнуками наших родителей – это  теперь такая громадная сила, в трудные минуты все собираются. Это очень важно».

Вся жизнь Дмитрия Васильевича Ширкова  была славным продолжением семейной династии ученых и педагогов. Династия Ширковых-Макушиных-Растопчиных, представленная в Дубне большой семьей академика Дмитрия Васильевича Ширкова, насчитывает более 250 лет плодотворных трудов в области образования и науки. За свой многолетний плодотворный труд  на благо России научно-педагогическая династия Ширковых в 2004 году была награждена благодарственным письмом губернатора Московской области. Заслуженный деятель науки РФ академик Дмитрий Ширков всем сердцем любил Россию и болел за судьбу своей Родины.

Петр Ширков, сын академика Дмитрия Ширкова,  директор филиала «Дмитров» университета «Дубна»: «Одним словом – блестящий человек, выдающийся гражданин».

С 1993 по 1997 год Дмитрий Ширков  возглавлял Лабораторию теоретической физики. Он был профессором кафедры квантовой статистики и теории поля физического факультета МГУ, затем профессором кафедры квантовой теории и физики высоких энергий. Как приглашенный профессор провел два года в Лундском университете в Швеции. Ученый с неутомимой  энергией. С 1969 года судьба связала Дмитрия Васильевича на всю жизнь с Объединенным институтом ядерных исследований – почти на полвека! Совместный труд Николая Николаевича Боголюбова и Дмитрия Васильевича Ширкова «Введение в теорию квантованных полей» стал «библией» для физиков-теоретиков и заложил основы научной школы, под сенью которой выросла целая плеяда крупных ученых. Дмитрия Васильевича не стало 23 января 2016 года. До своего 88-летия он не дожил 40 дней. Две бесконечности Ширкова остались в названии,  его имя  — в вечности, в истории, а в фото-  и видеоархиве ОИЯИ – его неповторимая улыбка».

Научно-информационный отдел ОИЯИ, 2016

Редактор портала: Инна ОРЛОВА

Видеограф: Евгений ГОРЯЧКИН

http://www1.jinr.ru/News/Jinrnews_rus.html

http://wwwinfo.jinr.ru/jinrmag