NICA как продолжение работ академика Балдина

http://www.youtube.com/user/jinrtv

90-летие со дня рождения, академика Александра Балдина  — выдающегося ученого в области физики элементарных частиц и атомного ядра — отметили  в Объединенном институте ядерных исследований.  Лучшей памятью о человеке, в течение почти тридцати лет — с1968 по 1997 год —  руководившим Лабораторией высоких энергий, является продолжение его работ — создание нового ускорительного комплекса «NICA».

Виктор Матвеев, академик РАН, директор Объединенного института ядерных исследований: «Сегодня мы  ставим задачу — создать коллайдер,  позволяющий получить данные о том, каковы же свойства той кварк-глюонной  материи, которая заключена внутри протонов и нейтронов, когда при мощных столкновениях они высвобождаются.  Эта мысль впервые была последовательно выражена Александром Михайловичем Балдиным.  Он, как теоретик, одновременно сыграл  роль выдающегося экспериментатора,  сформулировал программу исследований, программу создания новых ускорителей  — ускорителей тяжелых ионов, тяжелых ядер. Александр Михайлович Балдин и Владимир Иосифович Векслер сделали очень много для того, чтобы  Лаборатория, которая носит имена этих ученых, была именно той выдающейся организацией, где реализуется  один из уникальнейших современных проектов мировой науки – это создание сверхпроводящего ускорительного комплекса – коллайдера тяжелых ионов по имени «НИКА».

В начале 70-х годов прошлого века Александром Михайловичем были определены долгосрочные цели исследований по релятивистской ядерной физике – приоритетному для отечественной науки направлению, основанному на стыке физики атомного ядра и элементарных частиц. Это направление сразу оказалось нацеленным на установление пределов применимости протон-нейтронной модели атомного ядра и построение физической картины ядерной материи на уровне  кварков и глюонов.  На синхрофазотроне в Лаборатории высоких энергий ОИЯИ впервые в мировой ускорительной практике были получены пучки релятивистских ядер, движущихся со скоростями близкими к скорости света и энергиями порядка нескольких гигаэлектрон-вольт на нуклон.   Исследование взаимодействий ядер при релятивистских энергиях было выбрано в качестве основного ориентира. Для этого под руководством Александра Михайловича синхрофазотрон был преобразован в ускорительный комплекс релятивистских и поляризованных ядер.

В 1993 г. в Лаборатории высоких энергий  при научном руководстве академика  Балдина был запущен нуклотрон — первый сверхпроводящий ускоритель ядер, и начата реализация программы физических исследований. В процессе создания нуклотрона были найдены оригинальные решения ряда проблем ускорительной техники и технологии сверхпроводящих магнитов, получившие признание и развитие в ряде крупнейших ускорительных центров мира.

Владимир Кекелидзе, директор Лаборатории физики высоких энергий ОИЯИ: «Сегодня мы празднуем 90-летие со дня рождения Александра Михайловича Балдина, выдающегося ученого, теоретика, при этом посвятившего  30 лет  своей жизни  организации работы  в нашей Лаборатории.  При нем был создан нуклотрон. Это  база, основа нашего будущего проекта «NICA». При нем был разработаны, доведены до совершенства и внедрены именно в этот нуклотрон так называемые криогенные технологии. Это сверхпроводящие магниты дубненского типа. На них основан не только наш будущий проект, эти магниты востребованы  во многих других Центрах мира, где строятся аналогичные ускорители».

На базе нуклотрона создается ускорительный комплекс тяжелых ионов и поляризованных частиц NICA и экспериментальная установка MPD – многоцелевой детектор частиц.

Игорь Мешков, член-корреспондент РАН, советник дирекции ОИЯИ, главный инженер ОИЯИ (1998-2003гг.) : «Мысли о той физике, которой сегодня мы занимаемся, которая на флаге Института, — это проект «NICA» —  я впервые услышал от Александра Михайловича Балдина. На одном из Программных комитетов, агитируя за физическую программу  на нуклотроне, он произнес слова, которые потом много раз повторялись, что область промежуточных энергий, в которых работает нуклотрон, не менее интересна, чем сверхвысокие энергии. (В то время уже работал   электрон-позитронный коллайдер в ЦЕРНе – там 100 ГэВ на пучок. Они уже искали «Хиггс», но тогда не нашли. Стучался в дверь проект LHC).   И постепенно эта идея привела к тому, что в Институте стал разрабатываться проект «NICA», который начали с попытки  построить ускоритель на фиксированной мишени,  как нуклотрон, но на более высоких энергиях масштаба 100 ГэВ. Но быстро пришли к выводу, что правильнее строить коллайдер. Чем мы сейчас и занимаемся».

«Удивительно, как много из того, что мы сегодня делаем, является  прямым продолжением пионерских идей,  выдающихся основополагающих результатов, полученных Владимиром Иосифовичем Векслером и Александром Михайловичем Балдиным», — сказал академик Виктор Матвеев на юбилейном митинге.  Открыл митинг у лабораторного корпуса, где установлена мемориальная доска,  директор Лаборатории  физики высоких энергий Владимир Кекелидзе: «Эти выдающиеся ученые внесли огромный вклад не только в создание  Лаборатории, формирование  ее научной тематики, но и в формирование научной тематики Объединенного института ядерных исследований. Они  являются отцами-основателями  Института». В 2002 году  Лаборатории высоких энергий были присвоены имена  Векслера и Балдина.
Виктор Матвеев, академик РАН, директор Объединенного института ядерных исследований: «Конечно, Балдин сыграл  огромную роль в развитии современной ядерной физики — той ядерной физики, которая соединила вместе традиционное представление о физике ядра,  как составной системы протонов-нейтронов,  с представлением о наличии  в ядерной материи фундаментальных  составляющих  —  кварков, которые выступают как точечно-подобные фундаментальные составляющие, которые, как понял, может быть, одним из первых в мире Александр Михайлович Балдин,  играют  огромное значение для понимания  динамики тех процессов, которые проистекают в ядрах, особенно при столкновении».

В день 90-летней годовщины  со дня рождения  академика Балдина участники юбилейных мероприятий посетили мемориальный кабинет Александра Михайловича.  Основные направления его научной деятельности – это теоретическая физика, физика элементарных частиц, ядерная физика, физика и техника ускорителей, а также техническая сверхпроводимость,  криогеника, детекторы частиц и излучений.  Энергия, научное предвидение, работоспособность, способность убеждать и объединять людей проявил Александр Михайлович в период становления релятивистской ядерной физики. Широкий кругозор и редкая эрудиция во многих разделах современной физики, глубокое понимание современного физического эксперимента снискали  Балдину известность в научном мире как физика-универсала. Он не только выдвигал идеи новых экспериментов, но и был их непосредственным организатором и участником.   И при этом ученый  имел звание мастера спорта по альпинизму, был чемпионом СССР.

Игорь Мешков, член-корреспондент РАН, советник дирекции ОИЯИ, главный инженер (1998-2003гг.): «Среди участников семинара, я, по-видимому,   дольше всех был знаком с Александром Михайловичем, потому что знал  его с 1956 года. На третьем курсе физического факультета Московского университета в первом семестре на первом семинаре по квантовой механике появился молодой человек – подтянутый, явно спортивного вида, со значком мастера спорта. Конечно, это на нас, студентов, произвело впечатление. Все мы спортом увлекались в то время. (Это было типично для тогдашней молодежи).  А в перерыве его спрашивали: Александр Михайлович, по какому виду вы мастер спорта? Он сказал: «По альпинизму». Это некоторое разочарование вызвало, мы считали альпинизм простым видрм спорта, все могут им заниматься. Дальше с годами, наблюдая карьеру Александра Михайловича как спортсмена, поскольку я сам начал заниматься альпинизмом, смог профессионально оценить его спортивные достижения. Ну, а начав работать в ускорительной физике и в ядерной физике, я фамилию Балдин встречал постоянно – и когда работал в Новосибирске, а когда приехал в Дубну – тем более. Я здесь с 1993 года. И один из первых, с кем я поздоровался на первом совещании в нашем ДМС (там проходил Программный комитет),  я поздоровался и сказал: «Александр Михайлович, а мы с вами знакомы  с 1956 года. Он сильно удивился, но потом сказал – было такое дело».

Антон Балдин, начальник сектора Лаборатории физики высоких энергий ОИЯИ,  сын академика Александра Балдина: «У него был удивительный талант. С одной стороны, он был человеком творческим, а это означает  постоянную увлеченность чем-то – разными темами.  А с другой стороны, он был довольно жестким руководителем. Для того, чтобы строить ускоритель, руководить тысячным коллективом, нужна так называемая «длинная воля», то есть «намеченность дела», как он любил говорить. Надо достигать длинной цели.  И вот, сочетание этих двух вещей – это редкое свойство».

Академик Балдин, автор основополагающих  работ по релятивистской ядерной физике,  внес большой вклад в изучение  кварковой структуры элементарных частиц. Он удостоен Ленинской и Государственной премий. (Ленинская премия в области науки и техники  — за участие в цикле работ «Новое квантовое число – цвет — и установление динамических закономерностей в кварковой структуре элементарных частиц и атомных ядер).

Владимир Кекелидзе, директор Лаборатории физики высоких энергий ОИЯИ: «Он человек был  очень одаренный от природы, очень увлеченный наукой. Я помню,  когда я еще был молодым аспирантом, только начинал свою работу в его Лаборатории, с каким энтузиазмом он организовывал семинары, лично выступал, рассказывал обо всех новостях науки. Ни одна конференция мировая, на которой что-то происходило новое, не оставалось вне сферы его внимания.  Он собирал коллектив, рассказывал, объяснял. Он на самом деле был большим учителем, не только большим ученым, потому что он старался нести свои знания в тот коллектив, который он возглавлял. Он старался организовывать работу  таким образом, чтобы это приносило плоды.  И, как видим, он в этом преуспел. Спасибо Александру Михайловичу Балдину – наш проект «NICA» развивается, он занял достойное место среди мировых проектов этого класса. Мы уверены – то, что он начал – мы продолжим и успешно завершим».

В память о Балдине  в Лаборатории физики высоких энергий состоялся научный семинар «Исследования с релятивистскими ядрами на нуклотроне ОИЯИ: истоки, достижения, возможности».   А юбилейную программу  продолжит традиционный  23-й Балдинский международный семинар по проблемам физики высоких энергий «Релятивистская ядерная физика и квантовая хромодинамика», который пройдет в Дубне в сентябре 2016 года.

Научно-информационный отдел ОИЯИ, 2016

Редактор портала: Инна ОРЛОВА

Видеограф: Евгений ГОРЯЧКИН

http://www1.jinr.ru/News/Jinrnews_rus.html

http://wwwinfo.jinr.ru/jinrmag